Ирин Кахр По Цельсию до 1100

Глава 1

Глава 1 …чёрный лебедь, белый лишь во сне…

Тяжёлая и бесконечная от ожидания смена, наконец, закончилась. И народ потянулся в раздевалки. Скучным, молчаливым потоком. Идя в самом хвосте очереди, ведь моя рабочая точка находилась дальше всех, я изнывала от желания обогнать, ну или хотя бы попинать впереди идущих, для ускорения. Но не делала этого. Не хотелось лишаться денег.

Рабочую дисциплину на комбинате регулировали только одним – премией. А точнее, её урезанием. Опоздал на смену – минус пять процентов, вошёл в раздевалку после смены раньше положенного – минус десять, поругался с коллегами – минус пятнадцать, вступил в спор с начальством – минус двадцать, не выполнил порученную работу – минус двадцать пять, выполнил непорученную – минус тридцать, застукали спящим – минус тридцать пять и так далее, до самого критичного – застали поющим, танцующим, читающим – минус сто. Таким темпом зарплата таяла на глазах.

Впрочем, так дисциплину регулировали почти повсеместно. Только в учебных учреждениях лишали накопленных за учёбу баллов, а на работе – денег.

Правда, последний пункт появился только лет двадцать пять-тридцать назад, ещё до становления Его Превосходительства Генсека первого. Так говорила мама. И, пусть этого не писали в учебниках Новейшей истории, я ей верила и жалела, что не помню то время. Наверно было здорово.

Танцевать не только под Новый год, выходя на центральную площадь города всем коллективом комбината, и то лишь потому, что за это единственный раз в год делается надбавка к зарплате. Петь не только гимн в начале рабочей смены, а читать не только должностные и всякие там инструкции по охране труда.

Нет, дома никто не запрещал петь, танцевать или читать. Но в установленное время и, ни в коем случае не мешая соседям. Будто чтением их можно побеспокоить. Если, только… Я хихикнула, представляя, как читаю Мастера и Маргариту вслух, и в полный голос.

Загрузка...